(473) 220–80–20
[email protected]
Главная Архив 2016 ИН №95 ГОРОДСКАЯ СРЕДА: СЦЕНАРИИ ГУМАНИЗАЦИИ И ЭФФЕКТИВНОСТИ

ГОРОДСКАЯ СРЕДА: СЦЕНАРИИ ГУМАНИЗАЦИИ И ЭФФЕКТИВНОСТИ

Реакция профессионального сообщества в отношении данного тренда неоднозначна. Для одних урбанистический дискурс — не более, чем очередное модное поветрие, а урбанисты — своего рода, хипстеры от градостроительства. Другие видят в этом явлении теоретическую основу для давно назревшей реформы городской среды. В самом деле, существующая модель застройки и освоения территорий находится в очевидном концептуальном кризисе и сохраняется только по инерции — она привычна и удобна для большинства девелоперов. В сегодняшних условиях уже невозможно воспринимать город в качестве комбината, смысл которого исчерпывается доставкой жителей к их рабочим местам и обратно. Очевидно, что требуется повестка дня, предполагающая максимальную гуманизацию городского пространства, приближение строительной политики к человеческим масштабам и потребностям. Похоже, в нашем регионе идеи реформы городской среды и внедрения новых принципов застройки находят поддержку не только среди активистов, но и среди бизнес-структур и представителей городской и областной администрации. Иными словами, складываются предпосылки для появления необходимого ресурса в реализации новых концепций. Каким потенциалом обладает здесь Воронеж, и какие направления городской жизни и строительной индустрии будут затронуты урбанистическими инновациями, редакция «ИН» обсудила с ведущими спикерами в данной сфере - архитектором-урбанистом, директором Петербурского офиса MLA+ Яной Голубевой, управляющим партнером компании «Новая земля» Иваном Курячим и руководителем Центра Прикладной Урбанистики Святославом Муруновым. ЯНА ГОЛУБЕВА, архитектор-урбанист, директор Петербурского офиса MLA+: «Планировщики перестали думать, главным стало выполнение технических норм». Обычно горожане выступают в качестве пассивной потребительской стороны в парадигме городской застройки. Но во время проведения мартовского форума в Воронеже Вы подняли очень интересную тему, что городские сообщества могут стать активными заказчиками и сами формировать повестку дня по застройке. Насколько реальна перспектива этого в условиях российских городов? Какие основные предпосылки должны быть созданы для этого, и какое влияние окажет данная модель на строительную отрасль? насколько застройщикам будет удобно с ней работать? В нашей нынешней модели формирования городского пространства\застройки горожане выступают конечными потребителями – либо, получают готовое, либо выбирают товар на рынке. При этом, думаю многие столкнулись с проблемой, что как только ты хочешь чего-то более сложного: жить в городской квартире – и иметь небольшой садик; иметь пространство для занятий музыкой, встреч с друзьями или место для детской игровой – рынок такие пространства не предоставляет. Есть два варианта развития событий: первое – горожане перестают покупать типовое жилье – и застройщики начинают искать более сложные решения, предлагают разнообразие; второе – горожане объединяются в группы и сами выступают девелоперами. Это более сложный путь, но результат впечатляет – создаются пространства под конечного потребителя; цена не является единственным критерием, можно сделать что-то более интересное и дорогое, формируется соседское сообщество уже на стадии проектирования. Приведу пример, мои знакомые в Вильнюсе выступили инициаторами подобного проекта, группой из около 20 человек выкупили здание вывшего промышленного здания и переоборудовали его под жилые лофты, рабочие пространства и места для общения. Значительная часть городских территорий охвачена довольно жесткой и неуютной средой, сложившейся либо в период советской индустриальной империи, либо на волне браконьерской и весьма безответственной застройки 90-х-2000-х гг. Существуют ли механизмы и технологии реабилитации городской среды, ее гуманизации? Насколько это востребовано сегодня? Какие удачные примеры этого в российских городах Вы могли бы привести? «Советская индустриальная империя» оставила достаточно много качественных градостроительных решений. То, что строилось в 40х-70х гг. было продумано, имело градостроительную логику. Мы строили городские ансамбли и города в парках. В дальнейшем система норм и правил взяла верх и планировщики перестали думать, главным в проектах стало выполнение технических норм. К сожалению, такая тенденция в умах доминирует до сих пор. Я считаю, что алгоритм трансформации городской среды должен быть следующим: в первую очередь необходимо подходить к каждой среде по-разному, необходимо оценить, что лежало в основе проектирования этой территории, что было задумано, что реализовано почему и как. Зачастую оказывается, что если вернуться к изначальному проекту, то в нем уже есть многие ответы. Следующим шагом будет понять, как территория приспособилась к современным реалиям и можно ли эти тенденции развить для следующего толчка. Ведь нельзя говорить, что наши города стоят на месте, даже в самых суровых микрорайонах появляются киоски, активизируется коммерция, возникает новый масштаб. В неприспособленной среде все это выглядит хаотично – но ведь этот процесс весьма позитивен. Можно ли его использовать в качестве драйвера развития качественной среды? Наиболее успешными территориями будут те, где отдельные элементы могут быть заменены без изменения всей системы. В этом плане квартальная застройка проверена тысячелетиями. Сложнее с микрорайонной застройкой и совсем плохо с мегаструктурами. Вы достаточно много работаете в Воронеже. К сожалению, в наследство нашему городу досталось не так много исторических достопримечательностей и "атмосферных" площадей, какие, например, есть в исторических городах - Ярославле, Новгороде, Казани и т.д. Скажите, пожалуйста, за счет чего Воронеж мог бы отстроить свою идентичность? Какие направления реформирования городской среды были бы здесь наиболее интересны и результативны? Для меня Воронеж – это город огромного водохранилища и удивительного зеленого лесного каркаса. Вы говорите, что город не специфичен в своей застройке – это так. Но он очень специфичен в своем взаимодействии с природным окружением. Я считаю, что город должен сосредоточится именно на своем новом «лице» - выходу к набережным и формированию новой застройки вокруг зеленых систем. Для этого в первую очередь необходимо выявить водно-зеленый каркас – связать все пока разрозненные и даже заброшенные элементы. Здесь будет полезно обратится к опыту Минска. ИВАН КУРЯЧИЙ, управляющий партнер компании «Новая земля»: «В наших городах была создана городская среда очень низкого качества». Выступая на Воронеж Build, Вы говорили о необходимости применения комплексного аналитического подхода в проектах развития территорий. Насколько застройщики сегодня восприимчивы к таким стратегиям? чем такой подход может помочь отрасли в кризисное время? какие страховочные и корректирующие механизмы должны быть заложены в нем? Применение комплексного аналитического подхода в развитии территории предполагает разработку наиболее эффективного варианта развития объекта застройки, совмещая градостроительную, финансовую, инженерно-техническую и социально-экономическую аналитику. Это позволяет выявить скрытые риски территории до начала проектирования. Таким образом, девелопер (или городская администрация) может на самой ранней стадии обоснованно принять ключевые решения относительно потенциала развития территории, ее функциональной программы, площади застройки и т.д. В периоды экономического роста многие проекты реализовывались без комплексного предпроектного анализа — таким образом, скрытые риски нивелировались за счет растущей доходности коммерческого девелопмента. Но в текущей ситуации падение реальных доходов населения за последний год достигло более 40%, что привело к соответствующему снижению покупательской способности на объекты жилой недвижимости. Также сказалось замедление экономического роста и ухудшение доступности заемных средств — все эти факторы требуют точных и выверенных решений в управлении проектами девелопмента на всех стадиях: от выбора земельного участка до разработки финансовой модели и архитектурно-градостроительной документации. В таких условиях девелоперы вынуждены пересмотреть прежний подход к предпроектной стадии развития территорий — это становится основным конкурентным инструментом в условиях кризиса на рынке строительства. Важным условием такого междисциплинарного аналитического подхода является привлечение девелоперами высоквалифицированных специалистов и консультантов, способных наиболее точно оценить скрытые риски и возможности развития территорий. Сейчас много говорится о гуманизации городского пространства, увеличении доли публичных пространств, повышении качества городской среды. Значение этих проектов определяется исключительно социальной и гуманитарной составляющей или бизнес также может найти здесь для себя интерес? В мировой практике сформирован успешный опыт развития общественных пространств и повышения качества городской среды на основе частно-государственного партнерства. Такой формат реализации проекта предполагает формирование управленческой модели, в которой будут точно и прозрачно прописаны интересы городской администрации и бизнеса. Так, например, город может предоставить земельный участок в долгосрочную аренду с возможностью строительства объекта коммерческого девелопмента с условием создания застройщиков в рамках собственных инвестиций на прилегающей территории общественного пространства с определенным функционалом (озеленение, благоустройство, кафе, киоски быстрого питания и т.д.). При этом разрабатывается не только управленческая, но и финансовая модель проекта, в которой распределяются обязательства в том числе по эксплуатационным расходам: часть из них может взять на себя город (поддержание общественного пространства на балансе муниципалитета), а другую часть — бизнес (управление кафе, пунктами проката спортивного инвентаря и т.д.). Таким образом, при правильно разработанной модели частно-государственного партнерства, в результате реализации проекта город получает благоустроенное общественное пространство с различным функционалом, а бизнес реализует проект девелопмента, обладающий дополнительной привлекательностью и конкурентоспособностью за счет прилегающего активного общественного пространства. Можно ли говорить о том, что строительная индустрия сегодня столкнулась с некоторым концептуальным кризисом и банкротством прежней модели освоения городского пространства? Насколько важно найти что-то новое здесь, и сколько может продлиться еще инерция старых подходов? В течение двух последних десятилетий коммерческий девелопмент в российских городах был подчинен схеме, в основе которой были интересы коммерческих застройщиков. Они определяли новые площадки для строительства, продвигали соответствующие изменения в генеральные планы и планы землепользования городов. Городская администрация брала на себя обязательства по обеспечению этих площадок инженерной, транспортной и социальной инфраструктурой, даже если это было неэффективно с точки зрения комплексного городского развития. Таким образом в российских городах происходило расширение застроенных территорий — девелоперская активность велась на периферийных территориях, на которых предстояло создавать за бюджетный счет практически с нуля объекты инфраструктуры: общественный транспорт, инженерные сети, строить объекты образования и культуры. Ограниченный муниципальный бюджет большинства российских городов не позволил создать эту инфраструктуру в полном объеме — в результате в наших городах была создана городская среда очень низкого качества: спальные жилые массивы, не обеспеченные рабочими местами, социальной инфраструктурой, объектами городской активности, качественными общественными пространствами. В условиях усилившейся в результате кризиса конкуренции на рынке строительства, низкое качество городской среды на территориях нового строительства стало значимым фактором для покупателя, выбирающего место для жизни, или для компании, выбирающей место для размещения офиса. Соответственно, прежняя модель освоения городского пространства должна претерпеть значимые изменения: в ее основу должно быть заложено качество городской среды, включающий в себя множество факторов от комфортной пешеходной среды до разнообразия мест городской активности. Для формирования качественной городской среды городская администрация и девелоперское сообщество должно найти новые модели взаимодействия: в которых комфортная городская среда и качество жизни в городе не противопоставляется, а взаимоувязывается с экономической эффективностью девелоперских проектов. СВЯТОСЛАВ МУРУНОВ, руководитель Центра Прикладной Урбанистики (ЦПУ) Московской высшей школы социальных и экономических наук: «Город — это и есть общественные пространства». Одним из ключевых тезисов Вашего выступления на форуме Воронеж BUILD 2016 были слова, что диалог - это процесс с незаданным результатом. Однако многие переговоры между представителями бизнеса и общественности проходят по другой схеме: бизнес старается продавить желаемое решение, но при этом придерживает пару второстепенных позиций, по которым может уступить, чтобы "продемонстрировать добрую волю". Но это не диалог, здесь не происходит тот самый креативный синтез. Что, на Ваш взгляд, может мотивировать обе стороны приступить к полноценному диалогу? Как городские сообщества могут расположить к себе бизнес? Могли бы Вы привести наиболее удачные и знаковые примеры такого сотрудничества из Вашей практики? Только анализ реальных ценностей и потребностей всех субъектов диалога позволяет выйти на другой уровень решения, чтобы мотивировать предпринимателя выйти на диалог с городскими сообществами надо не спрашивать помощи и не предлагать рекламу, а проанализировать запросы/проблемы бизнеса и предложить совместно придумать решение. Например, практически весь средний бизнес испытывает постоянный голод в кадрах (нужны проектные менеджеры), нуждается в новых идеях, обратной связи от потребителей. Сообщества и активисты обладают одним очень важным и редким качеством - они мобильны, креативны, и могут быстро собирать разного рода людей на активности. То есть социальный капитал (связи/скорость общения) явно у активистов, а ресурсы у бизнеса. Нужен модерируемый диалог по конкретным общим темам для города (культура/образование/городская среда/будущее) но на языке понятным бизнесу (бизнес-модель/бизнес-план/инвестиции) и городским активистам необходимо учить этот язык. Фестиваль, как инструмент инвестиций в развитие района, или парк, как инструмент капитализации ближайшего бизнеса. Примеров масса — например, создание коммьюнити-центров по запросу девелоперских компаний или проект «Человек Красит Место» в Ярославле. Сложилась ли сейчас в российских регионах культура взаимодействия между администрацией, бизнесом и общественностью? Появилась ли компетентная общественная критика или, по крайней мере, предпосылки для ее появления? Какие обстоятельства работают на это, а какие, напротив, сдерживают позитивные процессы? Складывается. Не так быстро меняются стереотипы мышления, но во многих городах/регионах с которыми работает ЦПУ появляется пространство и предмет для сложного диалога - где-то это парки (Новосибирск), культурные события и городская среда (Вологда), историческое наследие (Казань/Зеленодольск), промышленное наследие (Нижний Тагил), стратегия развития города (Сургут), городские сообщества (Иркутск), арт-квартал (Курган) и многие другие. Как показывает опыт критика исчезает когда появляется общая деятельность, иногда достаточно совместного обсуждения через модерацию и стороны начинают слышать и понимать друг друга. Чтобы в городе возник диалог нужна модель, как устроен город, поэтому чаще всего перезагрузка начинается с городской совместной учебы (3-дневный университет ЦПУ), после этого выбираются конкретные самые болевые или знаковые городские проекты и формируется открытый оргкомитет/рабочая группа, которая уже и приступает к формированию сложного техзадания. Надо отметить, что результатом диалога может быть сложное решение, возможно даже с конфликтами, но именно это и запускает творческую мысль и у архитекторов, и у предпринимателей. Насколько всерьез региональные и муниципальные власти воспринимают сегодня борьбу за создание и развитие общественных пространств? Для них это скорее модный тренд или долгосрочный стратегический проект по реформированию городской среды? Пока только начинают понимать, что это не просто мода. Именно общественные пространства являются основным полем взаимодействия творческого класса, разнообразие и связанность общественных пространств влияет на создание новых рабочих мест/экономику прилегающих улиц. Город — это и есть общественные пространства. Стратегическим проектом они станут после запуска постоянного городского диалога. Ну, и подходы к формированию общественных пространств пока оставляют желать лучшего, чаще всего это просто благоустройство, а необходимо сценарное проектирование, учитывающее и экологические и экономические условия. Характерный пример — техническое задание на парк Сокольники. Могли бы Вы сформулировать, как Вы видите основную задачу постсоветского города? Чем он должен в итоге стать? Это сложный вопрос, есть разные типы постсоветских городов - моногорода/города-палисадники/столицы/исторические города и тп. Что точно должно произойти - город должен начинаться от человека, а не от завода, как в советское время, или от новостройки или торгового центра, как в 90-е, или от автомобиля, как сейчас. Город, где человек основа для деятельности, это города с креативной экономикой, но это не значит, что в них нет заводов или торговых центров, это значит что основная деятельность такого города это самореализация/коммуникация и творчество, а остальные типы деятельности зависят от креативной экономики. Для запуска такого города необходима качественная городская среда, сомасштабная человеку (каркас общественных пространств, разнообразие, высотность застройки, ширина улиц и тп), прикладное образование, в том числе гуманитарное (нужны компетенции а не дипломы, и нужны быстро, максимум 1-2 года), развитая культурная жизнь (не путать с культурными учреждениями), именно культура сейчас является нефтью 21 века, а у нас в городах краеведческие музей после 1992 года не обновляли свои экспозиции. В нашей технологии мы разработали Новый Элемент Расселения для постсоветского города.
ВЫБОР
РЕДАКЦИИ
подробнее